Posts Tagged ‘писанина’

Питер

Среда, Июль 11th, 2018
Вот мне восемнадцать, я стою в Питере на крыше и хлещу шампанское из бутылки. На мне серый спортивный костюм, который я стащила из детдомовского шкафа, и мне он, катышковый, тонкий и мышино-серый, кажется невероятно крутым.
Вот я еду в Москву – мне восемнадцать, но я почему-то еду на поезде – и губы Кс. пахнут энергетиком, этот красный смородиновый резкий вкус; а острые поцелуи впиваются в губы так, что, кажется, скоро ко вкусу энергетика примешается вкус крови. Я совершенно не влюблена, я знаю, что Кс. выйдет на «провожающим выйти из вагона» и мы больше никогда не увидимся, но я, конечно, об этом молчу.
Вот мне девятнадцать и я в свой день рождения иду на вокзал провожать Свету и скаутов в Питер. Они вдруг зажигают бенгальские огни, кричат «с днем рождения», дарят мне большого плюшевого медведя, прыгают в поезд и уезжают.
Вот мне все еще девятнадцать и в пятницу вечером – иногда дважды в месяц – я выхожу на Ленинградку и к утру приезжаю в город. В воскресенье вечером еду в Москву, в понедельник на работу. Вкуснейшие пирожки в самоварной деревне на трассе. Плавящийся рассвет.
Вот мне двадцать, я на Марсовом поле и времени пять часов утра. Я приехала переводиться в питерский педагогический потому, что хочу ходить в университет по этим набережным и мостам. У меня не приняли документы и я на следующий день уезжаю обратно, уже почти оставшаяся, уже купившая себе специальный шарф от питерской сырости и уже практически поселившаяся в одной из этих чудных коммуналок на Фонтанке, с окнами от пола до потолка.
Вот мне двадцать один и я приехала поступать в театральный. Я правда хочу поступить в театральный; я люблю театр, у меня неплохо получается и я смогу. В Москве я дважды дошла до последнего тура и еще надеюсь пройти дальше. Я не хочу поступать в Питер. Но когда при отцовском театре открывается набор, я иду туда ему назло. Мне не идёт платье, у меня заплетаются ноги; мне страшно читать отрывок, для которого я специально выбрала отцовский монолог из фильма; и я, конечно, не прохожу и во второй тур. Отец смеётся. Мне ещё хочется поступить в театральный хотя бы для того, чтобы смеяться он перестал, но мне вдруг становится жалко времени и себя в платье.
Мне еще двадцать один и я тестирую объектив lensbaby, город мягок и размыт в этом ручном фокусе.
Теперь я езжу в Питер не просто так, я читаю стихи на фестивалях и пою в клубах.
Вот мне двадцать два и мы со Светой проводим полуторачасовой квартирник, песни и стихи (первый такой был в Москве). Мы уже почти едем с квартирником в Минск, но потом я уезжаю в Германию и от квартирника остаются только видеозаписи. И несколько песен моего сочинения. Кстати, довольно достойных.
Вот мне двадцать семь, я вдыхаю запах поезда и слушаю перестук колес. Чуть покачивающаяся полка убаюкивает, прижимает к себе. Я словно бы возвращаюсь домой.  Где-то внизу посапывает Д. – для нее это всего лишь второй раз на таком поезде и многое в новинку – я жду раннего утра, протирать глаза на перроне и выходить в Невский.

https://chemodanskazok.livejournal.com/495796.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...