Автокругосветка из Сибири в ЮАР. Часть 9

Продолжение поста об автопутешествии из Новосибирска в ЮАР. Вообще само путешествие было вокруг света. Но пока будут посты до ЮАР. Если  читателям понравится, то эта серия будет продолжена далее. Посты довольно объёмны, поэтому будут разбиты на несколько частей

Мы сидели под огромным деревом, метра два в диаметре, огромные ветки которого расползлись горизонтально на 20 метров вокруг. На вершине сидели под сотню орлов-грифов. Я даже вначале подумал, что это чёрные полиэтиленовые пакеты. А вообще — птиц здесь куча. И поют, и летают, и пикируют на нашу машину, пытаясь устроить нам инцидент. Были несколько красивых голубеньких птичек. Я даже пожалел, что такая не залетела нам в решётку радиатора — украсила бы нашу машину.

Всем привет, кто читает мои записки. Передайте остальным моим знакомым, что мы уже половину проехали и почти всё описали.

Пишу опять урывками. Надо всё же Лере диктовать, а то накапливается. Сегодня доехали до Аддис-Абебы. Насколько всё же отличается восприятие разных людей. Читаю и не верю, в той ли я стране, которую они описывают. Всё по другому. Эфиопия — нормальная страна для проезда. Жить здесь невозможно. Ехать сюда специально — тоже. А проехать её транзитом — отличная страна. Итак, по порядку. Город на озере Тана. Оказалось, что в отеле, в котором мы случайно остановились, жил и Саня из Тольятти и Коля Баландинский с Валерой Мармышом в 2003 году. Вот такие совпадения.
19 июля 09
Утром света не было. Ночью и утром периодически шёл дождь. Мы плавно встали, плавно позавтракали за деньги, и плавно в 12:00 выдвинулись в сторону Абебы. Дорога — идеальная. С разметкой. Гладкая. Люди по-прежнему идут по дороге и толпятся в каждой деревне.

Заправки почти в каждой деревне, но бензина нет. Предлагают на одной заправке бензин из канистр по 10 быров за литр. Технология простая — шлангом подсасывают и наливают в 10-литровую лейку. Потом переливают в бак. Мы на радостях взяли 50 литров и полторы лейки вернули в бак на крыше. Теперь у нас опять запас 25 литров.

Видели по дороге обезьян. Каждая деревня продаёт что-то своё. В одной продавали что-то не алкогольное (по запаху) в бутылках из-под виски. Причём, бутылки у всех одинаковые и их десятки... Искали фрукты, но есть только апельсины, по виду похожие на лимоны. Манго мелкие и невзрачные на вид, тем более есть их в машине неудобно — текут. Купили варёную кукурузу. Просто. Пахнет костром. Попали-то ли в туман,-то ли в облако. Высота в районе 2 500 м. В 15:30 въехали в Деним Меркези. Это самый большой город на трассе. Отсюда до Абебы по оптимистичному ЖПСу напрямую всего 183 км, и по дороге 303 км. Но хрен знает — какая впереди дорога.
Решили не гнать коней и переночевать здесь. Отелей куча. Заехали в четырехэтажный за заправкой. Номера с балконами и видом на долину по 130 быров. Правда быры уже подходят к концу и на сегодня по бырам — или ночёвка, или ужин с пивом. Банки не работают. В ресепшене готовы принять доллары по 10. Грабёж. Объезжаем городок. Есть отели, в которых нет свободных номеров, есть, где жить неохота. Деньги никто не меняет. Вернулись в первый отель, отдали 40 долларов и только потом увидели у каждого номера — ведро с водой. Это и на помыв, и на сдёргивание.
Дождик по-прежнему моросит. Температура днём от 12,2 до 19 градусов. Прямо рядом с отелем глазастый Вовка увидел в баре баллон с углекислотой. Там оказалось разливное пиво. На вкус — разливное. 0,4 кружка — 6 бырр. Мы пришли с двумя полуторалитровками. Технология налива — только в кружку, потом через лейку — в бутылку и жди отстоя пива. Потом с Володей поехали по городу. Купили помидор по 16 руб./кг. Заехали в бар. Спросили еду. Сидит толпа негров. Приглашают за стол — им как раз приносят местное блюдо — баранина на лепёшке. Заказываю три порции, долить пива в бутылку, открываю кольцом всем неграм бутылочное пиво. Красота. Один рассказывает, что его папа из России и поэтому он такой светлый — как я. Я говорю, что мой папа из Эфиопии и поэтому я, как он. Нам насыпают наши три порции «мяса» в полиэтиленовый пакет и мы с добычей едем домой кормить семью.
Когда мы дома всё развернули — получился очередной облом. В КИСЛУЮ целую лепёшку были завёрнуты куски такой же кислой лепёшки с острым соусом и 10 маленьких кусочков мяса. И это три порции за 63 быра. Смех и грех. Мы уже думаем купить сковородку и самостоятельно жарить баранину, которая повсеместно продаётся в маленьких ларьках. Правда, у нас было разливное пиво, консервы с тунцом и марроканской сардиной, потом принесли вкусный хлеб из ресторана и потом заказали до кучи пять гамбургеров. Всё — день сложился и удался. Гульнули по-настоящему — когда ближе к ночи Лера попросила денег на сок, я отдал ей последний оставшийся бырр. Правда, мы ещё раз обновляли пиво в бутылках.
20 июля 09
Утром в десять объехали все банки города. Ни один не принял у нас доллары и мы поехали искать счастья в столицу. Первые 50 км дорога была не очень. Асфальт сильно разбит и несколько км щебня. Потом дорога наладилась. Был длительный спуск и ущелье. Температура поднялась до 28. Там новый мост через Нил. По дороге проехали кучу речек. Они взбесились, бурлят, ярко красные от глины. Опять попадали в облака. Карабкались в горы до 3 150 м. Молодцы японцы — построили дорогу. Может, и в России бы они что-то построили бы. Нужно же помогать нищим и убогим странам третьего мира.
Дорога заняла чуть больше четырех часов. Мы начинаем ехать оптимально. Не больше 300 км, становиться на ночлег задолго до темноты и высыпаться и отлёживаться утром. На подъезде к столице местный народ преобразился — все в обуви. Босых уже встретишь редко. В Аддис-Абебе поплутали по односторонним улицам и поселились в отеле «Таиту» 1898 года постройки. Долго выбирали номера. Меняли деньги в банке по 12,4523 за доллар. Наменяли мелочи на презенты. Пошли гулять и кушать. Народ — приличный. Не пристаёт. Подсказывает. Денег почти не просит.

Зашли в кафе. Взяли национальных блюд, стейки и спагетти. К этому соки слоями по 10 и пиво разливное. Неплохой городишко, но я думаю, что одного дня хватит. Только во втором Интернете смог с трудом открыть форум и отправить 13 страниц записок. В это время дети остались купить пиццы на вечер и утро. Оксана потеряла сознание. Мишган принёс её в отель. Всё вроде нормально.то ли высота, то ли голод. Это у нашей семейки — можно долго ещё худеть, хотя не очень получается, а Оксану с её габаритами — нужно кормить активнее. Завтра выдвигаемся в сторону границы с Кенией.
Второй день читаю про Кению. Запутался. Дорогие там Национальные парки. Да и 500 км бездорожья пугают немного. Но это самый сложный участок всего пути. Надеюсь, что он будет не намного хуже моего личного образца бездорожья — дороги на дачу на Ягодную. Ещё встреченные в Сочи испанцы пугали на этом участке ночными грабителями. Постараемся пораньше выезжать и парковаться по светлу. Саня на Африке прошёл этот участок за два дня. Посмотрим. Дальше изучаю три дороги из Танзании — через Мозамбик, Малави и Замбию-Зимбабве. Склоняюсь к последней. Видно будет.
21 июля 09
Вот мы и выбрались из Абебы. Магистраль в три полосы в каждую сторону, но из грязи и грунта.

По дороге решил обменять ещё сто долларов. Небыстро. Рядом с авто ползают две нестарых инвалидки. Неловко. Налепили бумажку о парковке. Игнорируем. Может зря? Потом вообще началась другая Эфиопия. Все люди в приличной одежде. Босых нет.

Да и температура +23. Правда, наш волшебный электронный термометр донёс нам, что минимальная температура на улице была 10,2 градуса (похоже ночью). И всю эту ценнейшую информацию нам выдаёт электронный термометр, купленный в Леруа Мерлене за 95 руб. Рекомендация лучших собаководов. Дёшево и сердито. Я держал его приклеенным на любимом двухстороннем скотче над головой, а потом, когда он оторвался, засунул его под солнцезащитный козырёк. Выносной датчик выкинул через передний люк на улицу и намотал на старую ТВ-антенну. Асфальт на этой дороге тоже похуже. И ямы, и непонятны толстые пучки каких-то веточек, завёрнутые в банановые листья. Купили в супермаркете молотый кофе по 54 быра за кг.
Похоже, ситуация как во Вьетнаме. Здесь тоже воевали север и юг. Но как-то уютно, тепло и красиво глазу, именно за «тёплых» и воюют америкосы. На юге намного теплее и солнце. Мы же постоянно воевали за тех, у кого непроходимая, липучая грязь, холод, нищета. Хорошо хоть снега у них нашего не бывает. Ну да фиг с ней — с политикой. Проехали 400 км. Мечта добраться за один день до границы могла прийти в голову человеку, который выезжает раньше 12 утра из отеля и не смотрит на карту, в надежде, что до границы не 603 км по прямой, а 300 — по дороге. Короче — это не про нас. Поэтому в 17:30, пока не стемнело, мы тормознулись в отеле на дороге.
Кстати, Эфиопия — супер страна по отелям. Они есть везде и в каждой деревне. Чем крупнее деревня — тем больше отелей и тем они больше. Мы поселились в отеле с французами, которые будут три недели здесь, причём десять дней у них — трек по горам. Их гид долго говорил про нормальных русских и про врагов — америкосов. Они год назад оплатили сомалийцам убийство 80 инженеров из Китая, которые бурили в Эфиопии нефть. Вся разведанная до сих пор нефть, стараниями тех же америкосов отошла Эритрее. Это местная версия, что америкосы — первые террористы в мире. И почему-то я с ними согласен.
Вернёмся на крыльцо отеля в Эфиопии. Сижу. Курю половинку кубинской сигары — целая меня слишком сильно торкает. Мама рядом. Дети пошли обыгрывать местных в американский бильярд со 130 бырами в кармане. Свет и воду дали, как стемнело. Дети возмущаются, но им не приходилось платить за коммуналку дома. Они не понимают экономии в мире с ограниченными ресурсами. Им повезло — они живут в семье с несильно ограниченными ресурсами. Но по результатам этой поездки — дополнительные ограничения могут быть наложены.
У меня всё время появляется идея развить в Сибири вариант американских мотелей с уличной входной дверью. Аржан меня уверяет, что зима в Сибири есть, но я с каждым годом всё больше в этом сомневаюсь. Из этого есть два выхода — жить больше дома, особенно зимой, и второй — начать строить заведомо энергоневыгодный проект в Сибири. Правда, анализ подсказывает, что спрос на отдых в Новосибе в основном — летний. Строить одни зимние домики на базе отдыха — нерационально. Вот ещё новый смысл появляется в нашей поездке — обдумывание вариантов будущего развития бизнеса дома.

Это, кстати, кухня в отеле для образца...
22 июля 2009
Утром встали последними. Нам некуда торопиться. На самом деле грустноватый сервис. Воды так и не дали. Туалеты есть, но от воды отключены навеки. Нужно набирать воду из медленно текущих кранов. Позавтракали. До границы 303 км напрямик и около 380 — по дороге. Я ненавижу, когда ЖПС учит меня жизни — сверни туда, прижмись левее. Пусть он Гейтсу мозги сушит. А вот наша скромная и маленького объёма карта «МИР» — красота. Только главные дороги. Ошибка — до 20 км в сторону. Есть место для манёвра и в тоже время всегда знаешь, по какому континенту и в какую сторону перемещаешься. И задаёшь, куда ехать — она показывает ближайший путь как по стреле и во сколько туда приедешь.
Я задал ей до Найроби. Говорит осталось 700 км и через восемь часов будем. Ну как верить такой дурной технике, если я знаю, что в лучшем случае, нам ещё двое с половиной суток ходу. Но вообще этот ЖПС для оптимистов, как я. У него всё близко и рядом. Завтра посмотрю сколько напрямую до Кейптауна. Хотя если мы сейчас на 4,5 градус северной широты, то осталось около 5 000 км по прямой.
Вот мы уже и проскочили Тайланд по широте. Эх, не вонючий бы Китай с его правилами — можно было бы в Тай толпой ездить, как в Европу. Даже ближе получается. Хотя — нет. Вообще из карт у нас ещё два атласа мира. По одному на каждый ряд сидений. Подростки изучают планету Земля. Есть ещё фото карты Судана и Эфиопии, на халяву сфотографированные у англичан. Надо, кстати, им написать — как они там? В Абебе жили в отеле и видели на парковке два немецких мото «БМВ». Ходил вокруг, думал, где их найти. Утром встали — их уже давно нет. Только отъехали от столицы, стоят — красавчики. Мы остановились рядом — машут, чтобы отъехали. Мужик фотографирует стаю коршунов, который разрывают барана у дороги. Подъезжаю к его бабе. Обмениваемся фразами. Оказывается, что они едут уже три месяца. Нам с ними не по пути. Они похоже ещё попрут на юго-запад Эфиопии смотреть на племя с большими тарелками в нижней губе и в ушах. Мы как всегда переживём без этого шоу. Похоже, они сидели за столиком, когда мы подъехали. Самодостаточные фашистики.
У нас в машине ещё есть бананы, помидоры, хлеб с завтрака, соль, украденная из отеля. Живём короче. Дорога иногда получше, иногда асфальт с выбоинами и гребёнкой. Но всё равно — отличная дорога, в свете будущих кенийских. Народа на дорогах стало появляться больше, почти как на севере.

Встретили стаю павлинов прямо на дороге. Потом через 10 км негр продавал такого живьём. Была версия купить, убить, ощипать, приготовить. Но мы же, типа, цивилизованные люди — привыкли есть в ресторане. Очередные трупы на дороге. Лиса, енот, маленькая косуля. Я каждый раз ещё с России предлагаю отрезать хвосты встреченных дохлых животных и привязывать к их с заднему бамперу. Пока отклика в сердцах моих попутчиков это не находит. Верблюды. Огромные. Больше слонов. Белые. Ходят стадами и едут на грузовиках навстречу нам раз в час.

Есть специальная яма, куда заезжает грузовик, чтобы вровень с землёй загонять в него верблюдов. Прямо перед самой границей. Какие-то карликовые косули, то ли дети косуль, то ли плохо кормят. Огромные птицы с красным горлом и большим клювом. Мне кажется, что я видел таких в зоопарке, но мама не соглашается. Всё-таки дохлую дичь на дороге рассматривать легче, чем живую. Огромные термитники. Не сплошняком. Периодически. Есть красные. Есть белые. Есть толстые кучками, есть толстые с торчащим стволом, есть тонкие высокие.

Белые похожи на статуи у нас в Первомайском сквере. Решили один свалить — это же не памятник архитектуры. Гринпис — ША! Место выбрали отличное. За 20 минут мимо прошли всего десять негров и надолго не задерживались. Вначале была идея сдёрнуть его автомобилем за верхушку тросом. Потом решили срезать. Нож не взял. Топор рубил, но медленно. По этому случаю достали компактную складную пилу. Что ей ещё делать, как не землю пилить. Термитник высотой больше четырех метров. Страшно, если упадёт на нас. В конце концов классически — верхний пропил и нижний — с другой стороны. Топор вогнали булыжником, как клин. Термитник побеждён. Рухнул и развалился. Ещё 1 кв. метр земли, освоенный человеком. Внутри никаких дырок и ходов. Странно. Поехали грязные дальше.
Решили сфотографироваться на фоне термитника. Не успели сделать четыре фото, как ближайшая деревня выдвинулась в нашу сторону бегом. Не тревожно. Прикольно, но нужно выдвигаться в машину. В каком-то городишке продают яркие платки. Вначале проскочили, но решили вернуться. Оказалось, это отрезы. Просят 150 быр. Пока торговался до 100 — вокруг собралось сто человек. Праздник.

Вовка еле вырывается из толпы и на ходу заскакивает в отрывающийся от чёрной толпы микроавтобус. Не тревожно. Задорно. Народ залазит в окна, лижет стёкла, просит денег или ручку. Остановились у продавцов разрисованных кувшинов. Думали, что они с кофе, но оказалось, что это ступка для того, чтобы молоть кофе. Отдают за 10 быр. Задаром, но не надо. Домики вокруг всё меньше.

Деревни всё реже. Народа меньше, хотя здесь тепло — 20-25 градусов. Раз влетаю в выбоину. Как всегда, не смотрел на дорогу, а мама не успела предупредить. Последний раз так врубились в Бразилии с Лёхой Мурманом, но тогда диск разорвало. Сейчас — без проблем. Да здравствуют восьмислойные колёса для грузовика. Уже месяц собираюсь проверить давление, до недосуг. Завтра перед стартом в шесть утра (надеюсь) подкачаем (надеюсь) и проверим (надеюсь). Заправки есть в каждой крупной деревне. Не везде есть бензин. Обмениваем всю оставшуюся наличность на бензин. Похоже в Кении он будет дороже, но перегружать авто тоже не хочется. У нас 15 литров воды и 25 литров бензина в баке на крыше.
Подъезжаем к границе. Иммигрэйшн довольно быстро. Иду в таможню. Даю бумагу с печатью. Просят карнет. Приношу, но объясняю, что их Эфиопии в карнете нет. Тупит 15 минут, говорит — нужно ждать начальника. За это время меняю 100 долларов на 7 500 денег. Но это только мелкие купюры до 10 долларов. Крупные — по 72 денег за доллар. Дети подошли с визами. Начальник тоже не может решить. Предлагают поставить в карнет печать о выезде. Я говорю: или никаких печатей, или две — въезд и выезд. Думают. Беседы про Сибирь и дружбу России и Эфипии не очень доходят. В последний момент на телефоне на столе в закрытым на ключ номеронабирателе снимается замок и следует звонок Главному Боссу. Тут я понимаю, что перебарщиваю. Они могут послать меня за штампом о въезде обратно на суданско-эфиопскую границу. Ещё 3 000 км по Эфиопии я могу и не выдержать. Вердикт босса — один штамп в карнет о выезде моей машины из Эфиопии и отрыв одного талона.
Я уже исполнителя прошу за 10 $ шлёпнуть мне и вторую печать о въезде, но он трусит. Фигня — штамп простой. Сделаем. Да и наездов на мой депозит за отсутствие печати драной Эфиопии, которой даже нет в списке стран, где нужен или «возможно может быть использован» карнет — быть не должно. Но совет на будущее — штампуйте карнет. Саня был прав. Похоже, он к тому времени больше проехал по Африке и понял, что неграм подавай бумажку. Без бумажки — они не люди. На выезде никто ничего не проверял, как и на въезде. Можно было вообще в эту таможню не заезжать. Никаких печатей они не ставили. Заезжаем в Кению.
Кения
(валюта 1 $ = 74 шиллинга, столица — Найроби (2 млн. чел), бензин — 90-100 шиллингов за литр, население — 30 млн. человек, площадь — 582,000 кв. км).
Кругом «родные» «авто с правым «правильным» рулём. Движение наше — тайское — слева. В иммигрейшн дают по две бумажки для заполнения. Прошу транзитную визу на десять дней. Обещают на семь. На стене написано: транзит — 20 $ Берут по 10. Класс. Сплошная экономия. Я готов был на 300 $ за шестерых за туристическую. Виза — целая страница. Прошу мне приклеить на страницу с тремя арабскими штампами. Офицер машет руками — это невозможно. Это самые важные штампы в моей жизни и вообще на планете. Но на страничку для детей — клеит без проблем. Ещё говорит, что детям до 16 лет виза бесплатно. Но моим лбам на халяву не проскочить.
В это время прибегает какой-то мужик, забирает карнет, убегает, и через пять минут приносит оформленный и оторванный. Сервис! Потом, пока клеят последние визы, заполняем ещё анкеты про здоровье. Тоже бесплатно. Арабы бы взяли минимум 100 $ Красота. На всё — 30 минут. Можно рискнуть и попробовать поселиться в единственной деревне по дороге в 80 км от границы. Но это не наш метод. Поехали искать отель, пока не стемнело. На главной улице (100 м) несколько отелей. Не прельщают. На навигаторе есть три кемпинга. Забиваем точку в ЖПС. Пытаемся найти. Заезжаем в какую-то военную закрытую зону. Догоняет мент — просит свалить. Фигня. Кружим. Асфальт закончился через 50 м от таможни. Песчаная дорога, как дома.

Через 50-100 м — лежачие полицейские. Находим бар. Мужик на механизированном гриле на углях жарит колбаски по 40 см длиной. Цена — 100 шиллингов за шт., но будут готовы через 15 минут. Плутаем дальше, пытаясь прорваться к кемпингам. Перед нами «Лэнд» с толстой негритянкой за рулём. Она заворачивает во двор гэст-хауса. Мы — за ней. Номер — 400 шилл. С туалетом, душем, водонагревателем. Вода — в 100 метрах — в бочке с краном на замке. Это притом, что ничего не перемерзает и доставка воды по шлангам — без проблем.
Поселились. Принесли воды. Поехали в ресторан. Мужик ждёт. Выбираем столик. Рай. На двух деревянных подносах приносят три колбаски. Разрезают. Причём рука, которая держит колбасу, — в полиэтиленовом пакете. Здесь же в баре — кенийское пиво в бутылках по 0,5 по 85 денег. Правда, потом увеличивают цену до 100. Хлеба нет, но в соседнем ларьке булочки в виде сердца, пакет 10 шт. — 50 денег. Сидим. Пируем. Колбаса, конечно, не польская. С кашей внутри и островатая. Но мясом пахнет, а в этих краях — это уже отлично. Вдруг в полутора метрах от нашего стола мужик подходит к отделанной кафелем выгородке и начинает писать. Никаких комплексов и шторок. Посмеялись. Но ведь это — пивное заведение. На третьем посетителе за пять минут — пересели за другой столик.
Потом врубились. Тётки-то в паранжах ходят. Им в голову не придёт в пивной бар попереться. Это не они, это мы — без комплексов. Припёрлись в их ресторан с белыми тётками и уселись прямо возле их туалета. Мишган с Оксаной решают идти домой. У оставшихся — ещё ночная экскурсия по ночному городу с просмотром созвездия Южный Крест. Тут звонок на гудлайновскую симку. Звонят родители Оксаны. Я спрашиваю: «Какая Оксана? Вы в Кению звоните?» Нет, говорю, Оксаны, вышла куда-то. Вот родители-то порадовались. Хорошо, Оксана быстро вернулась и взяла трубу.
В городе я смог получить в банкомате 20 000 денег с «Визы» — сняли 8 470 руб. выходит по 74 кенийских денег за доллар. Выгоднее, чем у обменщиков. С «Мастеркард» не дали. Нашли абсолютно новый девятиэтажный отель. Его видно отовсюду. 20 долларов номер с завтраком и горячей водой. Местные сказали, что здесь муслимы и пива не продают. Фиг Вам. По дороге домой взяли в родном ресторане ещё два пива, перелив их в пластик. Бутылки возвратные. Завтра начинается 500 км бездорожья. Им все пугали. В лучшем случае — два полных дня ходу. Надеемся на лучшее. Вроде дождей нет и кондюшник работает. Ура!
23 июля 09
Встали в шесть утра. Выехали в 6:30. На выезде менты с железным ёжиком поперёк дороги. Пропускают быстро — без проблем. Таких ещё будет много. Никаких документов, иногда: мы из России. Начало вдохновляет. Отличная грунтовка. Идём 60-80 км в час.

Легковушка легко пройдёт. Полны оптимизма. Пишем, на каком километре отель, деревня, изменение состава дороги. Первую сотню километров проходим за полтора часа. Появляются мысли, что нас обманули и сегодня доедем до Исиола. Потом пошёл камень. Скорость резко упала. Энтузиазм оставался. Дорога пока не такая плохая, как к нам на дачу. Катимся. Пошли животные. Видим кучу карликовых косуль. Они всё таки взрослые, но маленькие — с рожками. Кг по пять каждая. На завтрак нам, или льву на один зуб. Встречаем несколько толп косуль. И с винтовыми рогами. И высокие с тонкой шеей и огромными ушами. И коричневые грациозные. Куча. Стоят у дороги. Некоторые — убегают. Некоторые — косятся.

Эх, Валера Кулаков бы хватался за виртуальное ружьё — но нельзя. Тут на дороге что-то… Подъезжаем. В трех метрах молодой гепард. Сам в пятнах, хвост полосатый. Не успели достать фото-видео — свалил в буш. По размеру, как очень большая собака. Короче — бесплатная экскурсия по заповеднику. Едем 20-40 км в час.

И вот на 160-м километре от границы едем себе, едим помидоры с хлебом, кондюшник создаёт комфорт и непыльность в салоне, и тут — УДАР! Мы подлетаем. Клубы пыли. Когда глушу двигатель и выскакиваю из машины, вижу загоревшуюся лампочку про коробку. Падаю под микрик. Что-то течёт на дорогу. ВСЁ — КОНЕЦ ПОЕЗДОЧКЕ! Автомату — кирдык. Это масло. Первая мысль — ПРИЕХАЛИ! До асфальта — два дня пути. На буксире — три. Потом чинить коробку. Или бросить нафиг авто и — домой. Все эти мысли — за пять секунд.
И тут Вовка говорит — это конденсат с кондиционера. Вроде полегче. Смотрю, что произошло. Оказалось, что мы, каким-то чудом, может, в качке, может, заехав обоими колёсами в ямки и оставив кочку под собой, ударили в прямоугольный кусок скалы. Он вывернулся из земли. Ударил нас в балку. Поднял вверх и как-то вылетел в сторону на три метра. Начинаем смотреть потери. Низ балки ушёл назад на шесть см. Нижний треугольный рычаг погнулся. Задняя резинка выгнулась, но заднее ухо не ушло. Подвинувшаяся назад балка прижала рулевую рейку к какому-то рычагу коробки передач. По сравнению с пробитым поддоном двигателя или пробитой коробкой автомат — мелочи.
Завожу мотор. Лампочка, которая загорелась, оказалась просто сигнализацией отключения овердрайва. Есть небольшая вибрация и, как потом оказалось, при повороте руля щёлкает червяк привода рулевого колеса. Но заводится и едет. Вперёд. Из визуальных признаков — рулевая баранка провернулась на 90 градусов. Левое переднее колесо ушло назад на два см. Похоже, рамс со схождением — колёсо вроде смотрит внутрь.

Едем дальше. Теперь едем внимательней. До Марсабита добираемся в 14:20. Итого 245 км за восемь часов. При первоначальной гонке — нормально. Находим Хенри. (N2^20.758, E37^57.956) Он убежал из Швейцарии 30 лет назад. 24 года назад женился на негритянке, нарожал семерых детей. Ему 56. Прикольный. Говорит, что не богатый и крэйзи. Красивый гостевой домик на шесть человек по 400 шиллингов с лица.

Оставляю все разговоры на вечер. Умываемся, выпиваем по паре пива (100 шилл. за 0,5). Хенри советует ремонтёра авто — Мартина у заправки. Поехали искать. Нашли заправку. Заливаю полный бак. Смотрю на колонке — 435. Радуюсь низкой цене. Даю 500. Заправщик просит добавить 4 000. Оказалось, что бензин под 42 рубля за литр. Бабки полетели.
Сразу за заправкой — мастерская Мартина. Его самого нет. Его работнички залазят под наше авто с молотками. Ни ямы, ни эстакады. Ничего. Потом появляется Мартин. Долго лежит, думает — приговор — ехать в Найроби. Мы предлагаем привязать трос к балке и дереву и задним ходом — рвануть. Выезжаем из мастерской на заправку. Троса у них нет. Привязываем свой. На третьем рывке — трос рвётся. Мартин денег не берёт — все довольны.
Идём на рынок. Сплошные магазинчики. Берём сок манго в трехлитровых бутылках. 18 яиц, по шесть руб. за штуку, бананы, помидоры, лук. Находим мясо по 200 шилл./кг. Берём два кг мякоти баранины с ноги. Берём картошку. У Мишгана сегодня — 19 лет. Надо праздник делать. Хлеба три пакета всякого. Красота. Едем домой. Нас приветствуют чёрные менты. Отдают честь. По дороге на заправку они тормознули нас, напившихся пиво, всё расспросили и теперь приветствуют уже как знакомых. Опять вспомнил Родину, где каждый мент не просто просит денег, а ещё придумывает всякие заподляны и постановы, чтобы их с тебя вытянуть. Нет, тут у нас полный эксклюзив на планете. Только российские менты — самые жадные и беспредельные менты в мире.
Тут слева авто база с грузовиками. Заезжаем. Все приветствуют. Мы медленно ездим по территории, выискивая глазами стальной тросс. Подъезжаем к группе чёрных. Реально, что они ЧЁРНЫЕ — не воспринимаешь. Как-то казалось, что это будет более напряжно. Такие, же как и мы, только загорели больше. Находим босса. Прошу у него металлический трос. Он предлагает строп. Я — ОК. Он спрашивает: на вынос или здесь. Тут вижу рядом яму и ровно посередине — деревце. Говорю: здесь, на 20 минут. На складе получаю огромную цепь с двумя крюками на 100 кг весом. Пру к яме. Привязываем к дереву. Второй конец крюком цепляю к балке автомобиля. Ровно со стороны удара.

https://travel.drom.ru/13060/

продолжение следует

https://amarok-man.livejournal.com/3159924.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , ,

Leave a Reply