Mad. День третий: сухой лес, побережье и баобабы

10.11.2016
Киринди и Мурундава

Когда мы говорим о тропических лесах, мы обычно представляем себе сырые джунгли типа амазонских, где постоянно идут обильные дожди. Но на самом деле помимо влажных, или дождевых, существуют ещё и сухие тропические леса. Здесь дожди выпадают только во время влажного сезона, в остальное же время их или нет, или они редки. По биоразнообразию сухим лесам не сравниться с дождевыми, но они тоже очень богаты жизнью. Сухие тропические леса растут в разных регионах Земли: от Индии и Юго-Восточной Азии до Мексики и Кубы. На Мадагаскаре историческая область их распространения – запад и северо-запад острова, но сегодня они сильно фрагментированы, так что крупные лесные массивы остались только в национальных парках. Киринди - одно из таких мест.
Киринди
Лес Киринди - общий вид (фото сделано телефоном).
Удав
Обычный день на Мадагаскаре. Удав Дюмериля (Acantophis dumerili).

Наша утренняя экскурсия начиналась там же, где вчера мы видели фоссу. И этим утром фосса вновь вышла (правда, уже другая особь), так что мы минут на сорок застряли у пустыря, пытаясь сфотографировать её в утреннем свете. Фосса занималась своими делами, быстро перемещаясь в кустарнике, и сниматься в её планы не входило. В конце концов мы всё-таки оставили её и зашли в лес вслед за местным гидом (предварительно сфотографировав мадагаскарскую совку (Otus madagascariensis), спрятавшуюся на день под крышей одной из хозпостроек).
Фосса 1
Фосса 2 Совка
В лесу Киринди было полно птиц. Мы встретили как уже знакомые нам виды (хохлатых дронго, мадагаскарских нектарниц, хохлатых тивук, серошейных эресс (и их родственниц, пестрогорлых эресс (Neomixis striatigula))), так и новые. Так, здесь мы увидели тёмно-зелёных нектарниц (Cinnyris notatus), второй вид этих птиц, населяющих Мадагаскар. Эта нектарница встречается реже, чем вездесущая мадагаскарская, плюс дополнительную путаницу создают гиды. Мадагаскарскую нектарницу они называют «souimanga sunbird» или просто «souimanga», а тёмно-зелёную – «green soimanga sunbird» или «green soimanga» (а вовсе не «Malagasy green sunbird», как предписывают определители). Отличить два вида друг от друга несложно: у мадагаскарской нектарницы белое брюшко; но когда видишь птицу мельком, можно ошибиться. В лесу мы встретили четыре новых вида ванг: белоголовую вангу (Artamella viridis), рыжую вангу (Schetba rufa) (пара сидела совсем низко и долго позировала) и краснохвостую вангу (Calicalicus madagascariensis), а также бурохвостую ньютонию (Newtonia brunneicauda). Ньютонии – очень необычные представители семейства ванг. Это мелкие серые птички, которые напоминают наших славок и, подобно им, питаются в основном мелкими насекомыми. На фоне других экстравагантных ванг они несколько теряются, но интересны, потому что представляют собой один из краёв спектра радиации семейства. Всего ньютоний существует четыре вида: два живут во влажных тропических лесах, один – в колючковых лесах юго-запада, а бурохвостая – по всему Мадагаскару, в том числе в сильно изменённых человеком ландшафтах.

Хохлатая тивука 1
Хохлатая тивука 2
Хохлатая тивука 3
Хохлатая тивука. На последней фотке - практически моя аватарка :).
Эресса
Пестрогорлая эресса.
Белоголовая ванга
Белоголовая ванга.
Рыжая ванга 1
Рыжая ванга - самец.
Рыжая ванга 2
Рыжая ванга
Она же - самка.
Ньютония
Ньютония.

В Киринди мы увидели и наших первых мадагаскарских райских мухоловок (Terpsiphone mutata). Эти яркие птицы – мадагаскарские представители рода, распространённого по Африке и Азии (в России на юге Дальнего Востока они тоже есть). «Мухоловками» их называют по старой памяти – когда-то они считались родственниками наших мухоловок из семейства Muscicapidae, но сегодня их выделяют в отдельное семейство, относящееся к совершенно другой ветке отряда Воробьиных (то есть райские мухоловки ближе к воронам, сорокопутам и вангам, чем к мухоловкам; надеюсь, вы запутались). Мадагаскарские райские мухоловки могут быть рыжими, белыми или бело-рыжими, причём у взрослых самцов из середины хвоста торчат удлинённые перья. Этих птиц легко найти везде, где сохранился хоть какой-нибудь лес или кустарники. Неудивительно, что райская мухоловка стала одним из узнаваемых символов Мадагаскара.
Мухоловка
Также в списке этого утра были мадагаскарский воронец (Coracina cinerea) из семейства личинкоедовых и мадагаскарский бюльбюль (Hypsipetes madagascariensis) – почти неотличимый от некоторых бюльбюлей из Китая, но совсем непохожий на африканские виды (ещё несколько близких видов бюльбюлей живёт на островах от Коморских до Маврикия). Другой азиатский по происхождению элемент местной птичьей фауны – мадагаскарский шама (Copsychus albospecularis), очень похожий на шаму, живущего по всей Индии и близлежащим странам. Мне нравится думать, что бюльбюлей и шам привезли с собой как клеточных птиц первые мадагаскарцы, прибывшие с Борнео, но это, конечно, не так. Затем мы встретили несколько западных тивук (Coua coquereli) –по сравнению с хохлатыми тивуками это более крупные птицы, и живут они не на деревьях, а на земле. Тивуки активно готовились к началу брачного периода: одна птица собирала прутья для гнезда, а другая, распушившись до шарообразной формы, токовала на ветке. Как и всех наземных тивук, западных трудно фотографировать: они передвигаются в густом подлеске, а если и выходят на тропы, то перебегают их так быстро, что не успеваешь среагировать. Если же они сидят на деревьях, то как будто специально выбирают такие места, чтобы ветки портили всю картинку.
Личинкоед
Воронец (он же личинкоед).
Шама 1
Шама
Шама.
Западная тивука
Западная тивука (2)
Западная тивука. Внизу токующая птица.

Ещё одной интересной птицей, встреча с которой лично меня очень порадовала, была длинноклювая тетрака (Bernieria madagascariensis). Это представитель семейства Bernieridae, которое выделили совсем недавно, в 2010 году. Раньше считалось, что одиннадцать мадагаскарских птичек, напоминающих славок и пеночек, принадлежат к разным семействам – Славковых, Бюльбюлевых, Тимелиевых. Но современные генетические исследования показали, что все они – близкие родственники друг другу, происходящие от одного предка (кстати, то же самое предположил один исследователь ещё в первой половине прошлого века, но его тогда никто не послушал). Потомки этого вида заняли разные экологические ниши на Мадагаскаре – и, хотя адаптивная радиация получилась не такой впечатляющей, как у ванг, сердцу настоящего бёрдвотчера маленькие серенькие птички всегда очень милы. Следует заметить, однако, что не все мелкие насекомоядные птички Мадагаскара относятся к берньеридам: здесь есть и настоящая камышёвка, и уже упомянутые мной цистиколы и рогозницы, а ещё к другим семействам принадлежат эрессы и эмухвосты (про первых я уже рассказывал, а вторых мы так и не увидели). Все тетраки тесно связаны с лесами: подавляющее большинство обитает во влажных лесах на востоке, а один вид освоил колючковые леса юго-запада; но ни одна тетрака не приспособилась к жизни рядом с человеком или в изменённых им ландшафтах. Да, слово «тетрака» происходит от местного звукоподражательного названия этих птиц. Длинноклювая тетрака – самая крупная в семействе и самая широко распространённая (встречается как во влажных, так и в сухих лесах). А ещё у неё поразительный непрорционально длинный клюв.
Длинноклювая тетрака 1
Длинноклювая тетрака
Пока мы наблюдали за смешанной стайкой птичек, на лесную тропинку перед нами вышли узкополосые мунго (Mungotictis decemlineata) – семейка из примерно пяти особей. Они минут двадцать шарились в лесной подстилке почти у наших ног, то рассредотачиваясь, то вновь собираясь в единую группу. На людей они не обращали никакого внимания – словно нас там вовсе и не было. У представителей этого вида мунго (который, как и фосса, относится к семейству мадагаскарских хищников) красивая серая шёрстка с тонкими полосками и роскошные пушистые хвосты, делающие их немного похожими на белок. И, конечно, мордочки у них тоже очаровательные.
Мунго 1
Мунго
Мунго 2
Мунго 3
Далее нам встретились малые (Coracopsis nigra) и большие (Coracopsis vasa) попугаи ваза (вопреки названию, разница в размерах между ними всего десять сантиметров, так что различать их непросто) и сероголовые неразлучники (Agapornis canus) – все три вида населяющих Мадагаскар попугаев. В небе парили хищные птицы – мадагаскарские канюки (Buteo brachypterus) и один мадагаскарский тювик (Accipiter francesiae) (мелкие ястреба). В этот день мы впервые увидели куролов (Leptosomus discolor) – это очень необычные птицы с запутанной эволюционной историей. Когда-то считалось, что это такие ракши вроде сизоворонок, и по-английски эта птица до сих пор известна как «cuckoo-roller» (то есть что-то вроде «кукушечья сизоворонка»). Но, приглядевшись повнимательнее, орнитологи поняли, что курол – единственный представитель отряда, отделившегося от ближайших родственников (которые до сих пор неизвестны) в незапамятные времена. Такой реликт, который, возможно, не выжил бы, не предоставь ему Мадагаскар убежище. Курол, конечно, очень необычен, и картинка в старой книге «Фауна мира», по которой я его долгое время знал, совершенно не передаёт всей странности этой птицы. Во-первых, куролы огромные: до полуметра в длину; во-вторых, в полёте они выглядят скорее как хищные птицы, нежели ракши; в третьих, они ещё и громогласно орут, издавая какие-то невообразимые звуки; в-четвёртых, глаза у них расположены чуть ли не на затылке. Самец и самка у куролов сильно отличаются по окраске: самец серый, с тёмными крыльями, отливающими зелёным и фиолетовым, а самка пёстрая, как кукушка. В Киринди мы видели куролов мельком, а подробнее с ними познакомились уже позже, в лесу Зумбитсе.
Малый ваза 2
Малый ваза
Ваза. Мне кажется, что это малый.
Неразлучник
Сероголовый неразлучник - самка.
Неразлучник 2
Самец.
Неразлучники
Вместе. Как оказалось, в ультрафиолетовом излучении оперение и самца, и самки светится ярко-синим.

Что касается рептилий, то в лесу были крупные ящерицы – сцинки, и. по-моему, зонозавры, а у одного из наших попутчиков, который, разыскивая под отставшей корой насекомых и многоножек, обнаружил яйцо ящерицы, прямо в руках вылупился крошечный и очень яркий геккончик Paroedura bastardi.
Ящерица
Сцинк мабуйя Гравенхорста Trachylepis gravenhorsti.
Ящерка 2
Ящерка
Длиннохвостый зонозавр Zonosaurus laticaudata (?).

Конечно, экскурсия по мадагаскарскому лесу без лемуров не может считаться полной. И мы наконец дошли до группы хохлатых сифак (Propithecus verreauxi). Не считая кошачьего лемура, этот сифака, наверное, самый знаменитый лемур в мире: если вы смотрели хотя бы один документальный фильм о природе Мадагаскара, то, конечно, видели их. Нам повстречалась довольно крупная семейная группа, в числе которых были и подростки, и матери с детёнышами. Сифаки совершенно не боялись нас, занимались своими делами и спускались почти на самую землю. Находиться в центре стаи диких лемуров было просто потрясающе – ни с чем не сравнимые ощущения.
Сифака
Сифака 1
Сифака 2
Второй вид дневных лемуров Киринди – краснолобый лемур (Eulemur rufifrons) – встретился нам дважды. Этот лемур – один из немногих крупных лемуров, не относящихся к видам под угрозой исчезновения. Связано это в первую очередь с тем, что он может жить и в сухих, и во влажных лесах, и имеет широкий ареал. Но, как и все лемуры, он связан с лесами, поэтому уязвим перед вырубками. В первый раз мы увидели группу этих лемуров в сухом речном русле: и яркие самцы, и самки с детёнышами сидели на ветках, бродили по ним и переговаривались громким хрюканьем. Лемуры были в основном в ветвях, так что пообщаться с ними так тесно, как с сифаками, не удалось. Но следующая группа краснолобых лемуров, которых мы нашли в другой части леса, собирала корм на стволах деревьев и у земли, так что к ним мы подобрались намного ближе. Они относились к людям ещё более флегматично, чем сифаки, и лишь иногда поглядывали на странных бледнолицых существ, толпящихся вокруг них с фотоаппаратами.
Лемур 1
ЛемурЛемур 3
Лемур 4
Лемур 5
По дороге к краснолобым лемурам нам попался замечательный прудик, к которому спускались пить разные птички: здесь очень удобно было снимать и сероголовых неразлучников, и хохлатых дронго, и мадагаскарских ткачей (Ploceus sakalava). Возвращаясь к машинам, мы видели капских горлиц и западных тивук. А ещё мы встретили девушку-орнитолога из Германии, которая развешивала сети для ловли птичек – проходящим здесь практику студентам предстояло учиться кольцевать пернатых.
Ткач 1
Ткач
Мадагаскарский ткач.
Птички
Три эндемика на одной ветке! (Ну, на самом деле дронго ещё и на Коморах живёт, но там другйо подвид).

Закончив экскурсию по Киринди, мы немного отдохнули в кафе на той самой полянке, где смотрят фосс (это кафе – единственное место на Мадагаскаре, где дают сдачу монетками, а ещё за стойкой работает самая красивая девушка острова), поглядели, как немецкие студенты мучают хамеолеона, и отправились к побережью.
Хамелеон 1
Хамелеон 2
Гигантский хамелеон (Furcifer oustaleti).

Нам предстояло найти несколько видов местных околоводных птиц. Главной целью был мадагаскарский орлан (Haliaeetus vociferoides) – одна из самых редких хищных птиц мира (осталось менее 100 пар), живущая только на западе острова. В принципе, большие хищные птицы могут уживаться  с человеком, и ближайший родственник мадагаскарского орлана – орлан-крикун – живёт даже в густонаселённых областях Африки, кормится на помойках и не обращает внимания на людей. Мадагаскарский орлан, к сожалению, совершенно не толерантен к человеку: люди живут на острове слишком недавно, чтобы он успел приспособиться к их присутствию, а ещё они вырубают старые деревья, на которых эти птицы гнездятся. Сразу скажу, что орланов мы не нашли. Шансы изначально были невысокие: на побережье к северу от Киринди проходит южный край ареала этого вида, и обычно смотреть его ездят севернее. Зато мы увидели несколько других интересных островных эндемиков.

Часть пути к побережью пролегала по лесам Киринди, и здесь нам встречались знакомые уже птицы: бюльбюли, канюки, коршуны, попугаи-вазы. Пару раз к дороге выходили гигантские тивуки (Coua gigas) – но опять перед первой машиной, а я-то ехал во второй. Там, где мы выезжали за границы парка, местность выглядела мрачно: попадались большие пепелища, свежие и зарастающие, а в одном месте в небо уходил огромный столб дыма.

Добравшись до границы леса, мы свернули в сторону побережья. Дальнейший путь пролегал по засоленным пустошам, перемежаемым участками мангров и кустарника. Несколько лет назад здесь была креветочная ферма, но она разорилась, и землю купили французы, планирующие открыть лодж с рестораном для орнитологов-любителей и прочих туристов. На въезде на территорию установлен шлагбаум, укомплектованный охранником. Ожидая проверки документов, заметили пролетающего над деревьями мадагаскарского луневого ястреба (Polyboroides radiatus) – необычную хищную птицу, которая благодаря строению лап умеет вытаскивать добычу из дупел и расщелин. Далее мы видели на прудах и засоленных почвах белолобого зуйка (Charadrius marginatus), перевозчика (Actitis hypoleucos), зимующих средних кроншнепов (Numenius phaeopus), стаи сероголовых чаек (Larus cirrocephalus) и розовых фламинго (Phoenicopterus roseus). У самого въезда в лодж у воды тусовалась кучка зуйков – при более внимательном рассмотрении они оказались мадагаскарскими зуйками (Charadrius thoracicus) – это редкий эндемик, и увидеть его было удачей. На территории лоджа мы обсудили с владельцами перспективы увидеть орлана (нулевые: на озере, где они раньше гнездились, они появляются теперь только изредка, потому что среду обитания нарушили; к тому же добираться туда долго) и их планы на будущее (открыться в ближайшие месяцы, восстановить порубленный мангровый лес). После этого, пока готовился заказанный обед, мы немного побродили по будущему лоджу. На агавах и кустарнике сидели стайки миниатюрных мадагаскарских амадин (Lepidopygia nana), а в манграх искала корм пестрогорлая эресса. Чуть дальше, на побережье, толпой стояли мелкие кулики и крачки, в основном зимующие: краснозобики (Calidris ferruginea), галстучники (Charadrius hiaticula), белолобые зуйки (Charadrius marginatus), большие улиты (Tringa nebularia), перевозчики, ходулочники (Himantopus himantopus), чегравы (Hydroprogne caspia), чайконосые крачки (Gelochelidon nilotica) и один травник (Tringa totanus) (последний вид ранее на Мадагаскаре не отмечался). Где-то вдалеке бродили и перелетали желтоклювые клювачи (Mycteria ibis) – пестрые аисты родом из Африки.
Белолобый зуёк
Белолобый зуёк.
Мадагаскарский зуёк 2Мадагаскарский зуёк
Мадагаскарский зуёк.

Амадины 2
Амадины
Амадины.

После обеда мы на машинах отправились осматривать другие пруды. Пока собирались, на деревья у ресторанчика сели три больших вазы и дали себя поснимать. Проезжая мимо уже виденного стада куликов, мы заметили двух маленьких уточек, которых я признал не сразу. Это оказались мадагаскарские чирки (Anas bernieri) – один из трёх видов эндемичных мадагаскарских уток (все три вида – редкие, а один почти вымер в дикой природе). В небе кружили черные коршуны и канюки. На одном из следующих прудов мы увидели большие стаи древесных уток – уже знакомых нам белолицых (Dendrocygna viduata) и рыжих (Dendrocygna bicolor), а среди них – одинокую чомгу (Podiceps cristatus). Ещё там были красноклювые шилохвости, фламинго, сероголовые чайки, клювачи и несколько привычных нам серых цапель (Ardea cinerea). Но среди серых затесались намного более интересные цапли – мадагаскарские (Ardea humbloti). Это очень редкие птицы, живущие только вдоль западного и южного побережья Мадагаскара. От серых они отличаются более тёмной окраской. Всего мы видели трех таких цапель.
Большой ваза 1
Большой ваза 2
Большой вазаЧирки 2
Чирки 1
Мадагаскарские чирки. На нижнем фото - вместе с ходулочником.

Утки
Рыжие и белолицые древесные утки.

Цапля
Мадагаскарская цапля.

Так постепенно мы выехали за пределы бывшей креветочной фермы. Это приятное место, и надеюсь, владельцам удастся раскрутить свой бизнес. Три редкие птички здесь уже живут, так что бёрдвотчерам есть на что посмотреть. А если в прудах разведут рыбу, то, может быть, сюда вернутся орланы – деревья для их гнездования здесь есть. Wishful thinking. Мы отправились в обратный путь через лес – и по дороге увидели первого мадагаскарского синего голубя (Alectroenas madagascariensis). Нам, ехавшим во второй машине, наконец удалось увидеть гигантскую тивуку – кукушка вышла на дорогу впереди – но для съёмки было слишком далеко. Крупнейший представитель рода, она действительно гигантская и размерами и повадками напоминает скорее фазана, но никак не кукушку. Со следующей же особью случилась забавная история – мы из своей машины увидели, как на лесной тропе слева от дороги ходит тивука, спешно остановились, и только приготовились снимать и рассматривать её… как наша первая машина сдала назад и перекрыла весь обзор. Повозмущавшись, мы дождались, пока наши попутчики отъедут, и вышли из машины, чтобы вновь найти скрывшуюся кукушку. На тропе её уже не было, хотя кто-то шуршал листьями невдалеке. Зато позволили себя поснимать райская мухоловка и пестрогорлая эресса. Но когда мы выходили из леса, то на дороге позади машины увидели искомую гигантскую тивуку! Близко она не подпустила, медленно удаляясь с той же скоростью, с какой мы к ней приближались, но дала возможность вволю насмотреться на себя и сделать несколько снимков.
Гигантская тивука 1
Гигантская тивука 2
Гигантская тивука
Гигантская тивука.
Пустельга
Мадагаскарская пустельга - у Аллеи баобабов.

Пока мы охотились за тивукой, наши друзья уехали далеко вперёд. Торопиться нужно было и нам: мы должны были успеть к закату на Аллею баобабов. Аллея – самое узнаваемое место на Мадагаскаре, и при этом самое туристически-попсовое. На половине открыток и привезенных туристами фотографий красуется именно её изображение. При этом между Аллеей и лесом Киринди растет несколько не менее живописных групп баобабов. Но Аллея так Аллея, без её фотографий ведь никто не поверил бы, что мы были на Мадагаскаре, правда? Аллею составляют баобабы вида Adansonia grandidieri, редкого эндемика. Мадагаскар - центр разнообразия баобабов: из девяти ныне существующих видов шесть растут только здесь, а ещё один сюда завезён. Когда мы добрались до Аллеи, на вытоптанной поколениями туристов лужайке уже собралась интернациональная толпа (особенно выделялись шумные итальянцы, которых один из нас назвал «коза нострой», изрядно рассмешив этим гида). Мы поснимали баобабы в вечернем свете; на фоне заката; на фоне догорающего заката; на фоне темноты – после чего отправились ночевать в Мурундаву. Ночью было уже ничего не рассмотреть, но город определённо оживлённый. Ужинали и ночевали мы в отеле на берегу канала. Отель, похоже, ориентирован на любителей спортивной рыбалки, потому что стены увешаны стилизованными рыбками и засушенными кусками настоящих рыб – тунцов и марлинов. На этом и закончился этот насыщенный день.
Баобаб (2)
Баобаб (3)
Баобаб (4)
Баобаб (6)
Баобаб (8)
Баобаб (9)
Баобаб (10)
Баобаб (11)
Баобаб (12)

http://knight-agilulf.livejournal.com/62935.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , , , , ,

Leave a Reply