Филиппины 2016: Из Малигконга в Маинит и обратно. Успеть за восемь часов.

В семь утра Сюзетт накормила нас завтраком. Пашу больше всего впечатлило ее домашнее печенье. Удивительно, но одно мне удалось вытребовать, хоть и не без боя, а остальные моментально исчезли. К печенью прилагались яйца и вареная картошка. Как оказалось, нам еще полагалось сопровождение в виде собаки по имени Куниг, которая решила тоже отправиться на трек. Для нее также был выдан ланч в виде двух булочек, ну а для себя мы еще в Бонтоке запаслись булками и фруктами. Также у нас было литра три воды. Что еще нужно для отличной прогулки? Впрочем, рассвет в Малигконге, который мы застали еще на террасе у Сюзетт, чуть не сорвал нам все мероприятие: такой красоты мы еще не видывали. Стояли и смотрели, и снимали, пока солнце не взошло повыше. Смотрите сами, если не верите.

Часов в восемь, когда рассветные краски несколько померкли, мы уже двинулись в путь. По дороге к нам присоединилась еще одна собака, явно дружественная Кунигу. Теперь у нас было двое сопровождающих, но всего один собачий ланч. Впрочем, это не было проблемой. Со всех сторон открывались драматические пейзажи. От прекрасной природы и погоды захватывало дух. Паша даже начал немного поднывать, что отсутствие зеркального фотоаппарата что-то там, но когда вспомнил, сколько весит наш никон и пара объективов к нему, моментально умолк. Сюзетт сказала: когда тропинка превратится в три, идите по средней и не сворачивайте ни влево, ни вправо. Дело в том, что кратчайшего пути из Малигконга в Маинит нет ни на одной карте, и навигатор с GPS был бесполезен.


Поэтому, а еще потому, что тропинки были не особенно очевидными, мы заплутали. Зачем-то пошли вправо, и там нас облаяли злые собаки, а Куниг даже умудрился поцапаться с одной из них. Вернулись и ушли влево, и там тропинка как-то неожиданно закончилась в кустах. На третий раз мы пошли правильно, потеряв на эти хождения-брождения примерно полчаса. Пройдя немного по лесу, где росло какое-то огромное количество грибов, мы поднялись на холм. Собаки радостно понеслись бежать, смешно дрыгая задними лапами, а мы выдохнули с облегчением, так как подъем закончился, и начался спуск. На тот момент мы еще находились под влиянием заблуждения, что спускаться легче, чем подниматься. Оказалось, что если дело касается рисовых террас, то все обстоит иначе с точностью до наоборот. Спускаться пришлось по скользкой земле, по траве, по ступенькам и камням, и от росы все это было ужасно скользким. Мы ползли с черепашьей скоростью, время от времени с завистью глядя, как быстро и грациозно перемещаются по полям древние старушки с мешками риса на голове. Одна бабулька что-то начала нам говорить. Мы решили, за неимением альтернативных идей, что ей нужны спички, и вроде не прогадали: подарку бабка обрадовалась, заныкала коробок в сумку, сделанную из мешка, и пошла, довольная.

Засмотревшись на буйвола-карабао, которых местные используют для работы на полях, Паша поскользнулся и чуть не упал. А минут через пять обнаружил, что уронил очки. Не просто очки, а рэйбэны за 200 зеленых условных единиц, которые были куплены в тучные времена, когда такая покупка не казалась мне верхом идиотизма, как сейчас. Пришлось возвращаться и искать очки, пока какая-нибудь бабулька не унесла их в своем мешке. На это мы потеряли еще минут пятнадцать. Далее продолжили спускаться. Хорошо, что наши собаки были воспитанные, и на узких тропинках не толкались. Мало кому захочется упасть в жидкую грязь рисового поля. Выйдя на дорогу, прошли еще с километр и присели, чтобы перекусить. Черно-белая собака по дороге отстала, и вопрос с ее ланчем решился сам собой. Куниг не особенно охотно съел яйцо и свои булочки. И вот, после всех мытарств, мы дошли до деревни под названием Маинит.

Сюзетт говорила, что мы дойдем до нее часа за два с половиной или три. Но у нас со всеми задержками ушло целых четыре часа. Время бежало с катастрофической скоростью, а ведь нам надо было не только исследовать Маинит и выкупаться в горячих источниках, но и проделать обратный путь! С грустью поглядев на часы, мы решили, что заночуем у Сюзетт, но торопиться никуда не будем. Все равно успеем вернуться затемно, хоть и не сможем уехать в Бонток на последнем четырехчасовом джипни. По дороге к Маиниту, вернее, на въезде в него, находится гестхаус Geston's Hot Springs. Посреди ничего, всё как мы любим. Они там отгрохали шикарные купальни с несколькими бассейнами с водой разной степени горячести, и так уж нам повезло, что когда мы пришли, народу не было вообще. Скорее всего потому, что там не каждый день бывают туристы, чай не Сагада какая-нибудь. Нас встретила милая старушка, которая предложила сначала посмотреть на Маинит с его гейзерами, а потом уже искупаться. Сказала, что все равно собирается туда, вот и нас заодно проводит. Укрывшись зонтом, так как солнце палило нестерпимо, старушка двинулась в путь, а мы - за ней.

Достойно упоминания то, что эта почтенная дама говорила на приличном английском: "When someone dies, they slaughter carabao" - сказала она, небрежно махнув рукой в сторону очередного мавзолея, увенчанного рогами буйвола карабао. "А тут у вас что?": спросила я, показав на странного вида люк, который был вкопан в земляной склон рядом с тропинкой, по которой мы шли. "Покойник": лаконично ответила старушка. Ну что же, традиции есть традиции. Отличительной особенностью Маинита является то, что деревня эта стоит на в буквальном смысле нестабильной почве, подверженной вулканической активности. В воздухе ощутимо воняет серой; из под земли идет пар и дым. Кое-где хлещет струями кипяток. Расположение гейзеров периодически меняется. Много недостроенных домов - внезапно забивший посреди гостиной гейзер кого хочешь заставит прекратить строительство. Иногда приходится бросать и уже обжитое жилье.

Впрочем, как раз эта серная чертовщина и привлекла нас в Маинит. Поблагодарив старушку, которая любезно показала нам деревню, мы вернулись к гестхаусу "У Гестона", заплатили по 75 рублей с носа, переоделись в купальники и плюхнулись в бассейн. Бассейна было два: один с горячей водой, а другой - с теплой. Кроме нас, посетителей не было. Вокруг царили тишина и спокойствие. Только одно обстоятельство все портило: внезапно начавшее болеть горло.

Вдоволь накупавшись, мы переоделись, взяли свои рюкзаки и двинулись в обратный путь. Куниг, свесив язык на бок от жары, весело бежал впереди. Начался подъем. Параллельно с набранной нами высотой, поднималась и температура моего тела. Удивительно, но идти вверх у нас получалось явно быстрее, чем вниз. Посмотрев на часы, мы поняли, что если будем держать хороший темп, то успеем на джипни до Бонтока. То, что я заболела, было уже очевидным, так что разумно было не ночевать в холодной глуши, а доехать до цивилизации и сходить в аптеку. Но время поджимало, и мы припустили вперед еще быстрее. Почти бегом. В итоге обратный путь мы проделали за рекордные два часа и десять минут (против четырех часов, потраченных на путь туда). Бегать по горам, холмам и лесам с поднимающейся температурой мне еще не приходилось, но это было довольно весело. Прибежав к Сюзетт, мы обнаружили, что хозяйки нет дома. Она оставила нам записку, где указала, сколько оставить денег и где. Так мы и сделали.

Усталый Куниг тут же завалился спать и не реагировал на Пашу, который было принялся его гладить и теребить. А мы сели на джипни и уехали в Бонток. События этого и следующих нескольких дней в моей памяти сохранились не очень четко, так как высокая температура не давала адекватно воспринимать и запоминать происходящее. Сейчас я понимаю, что лучше было отлежаться в Бонтоке. Из-за моей болезни мы уже не думали о том, чтобы посмотреть рисовые террасы в Банауэ или совершить утомительный трек до Батада. Нужно было ехать на побережье, в тепло. К сожалению, путь до города Виган, который значился следующей целью нашего маршрута, был неблизкий. Выехав в семь утра, мы добрались до места назначения лишь через одиннадцать часов, сменив четыре различных транспортных средства. Как и на чем мы ехали, расскажу в следующий раз.

http://yerofea.livejournal.com/365167.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , ,

Leave a Reply