Отпуск 3

Наконец, собралась с духом, чтобы продолжить.

Итак, утром мы пошли к представителям SwissAir, узнать свою судьбу. Тут-то и выяснилось, какой нерушимой была вера моего мужа в человечество. Потому что я изначально прикидывала, на чём дешевле добраться до Гамбурга, на самолёте или на поезде. Милая тётенька сказала, что рада нас видеть и что мы можем улететь через час, как раз есть два билета за 800 евро. Вы не поняли, сказал муж. Мы не улетели по вине вашей компании, я думаю, вы должны предоставить нам билеты. Я всё понимаю, сказала тётенька. 800 евро. Ты по английски понимаешь вообще, настаивал муж. Из-за вас мы всё ещё здесь, так хоть скидку сделай. Разумеется, сказала тётенька. 800 евро это после скидки.

Надо сказать, что билеты туда-обратно нам стоили 560 ДОЛЛАРОВ на двоих и ещё 500 евро мы взяли с собой. Это не моя проблема, сказала тётенька. Вот как, ласково сказал муж и, как пишут в книжках, потемнел лицом. Одним движением снёс на пол всё, что стояло на стойке, потом перегнулся, схватил клавиатуру и долбанул её об стол. Щаз это будет твоя проблема, сука, - и продолжил матом на четырёх языках, доламывая всё, до чего мог дотянуться.

Остановить его я даже не пыталась. Это был уже не человек, это было стихия. Страшно и восхитительно одновременно. Впервые я видела его в таком состоянии, да он и сам потом не мог припомнить за собой ничего подобного. Тётенька метнулась за перегородку и стала звонить в полицию, другая пригнулась под стол. Супруг разгромил всё, что можно и сказал мне «идём!», сопроводив это жестом полководца, ведущего за собой армии. За ближайшим курильным выходом он стрельнул сигарету у худосочного местного паренька и сообщил, что он наделал внутри больших проблем. Паренёк изменившимся лицом поглядел на бритоголового русского медведя в дублёнке и с балалайкой и рванул бегом внутрь. Из сумерек стали материализоваться полицейские. Когда их набралось человек десять, они начали медленно приближаться. Всё тем же имперским тоном супруг поинтересовался, не за ним ли они. Я сигарету докурю, потом пойдём.

Потом было несколько часов в полицейском участке, нас допрашивали и часто подолгу разговаривали по телефону. Один полицейский сказал, что это беспрецедентный случай и они не знают, как поступить. Звонили начальнику, он тоже не знает. Теперь решают, что скажет Самый Главный Начальник.

Начальник приехал лично. Холёный самодовольный мужик с ухоженными руками. Сказал, что устраивать такое из-за восьмисот евро это глупо и вообще, если у вас нет даже (!) такой суммы в свободном распоряжении, то не надо вовсе за границу ездить, сидите дома и зарабатывайте деньги. Я хотела ответить, что пока его дедушка сколачивал для него благосостояние, наши деды гибли, защищая его от Гитлера. Но прикусила язык, потому что не хотелось продлевать время общения. Как ни странно, муж тоже смолчал. Потом мне сказали, что я свободна и могу идти. Я спросила, зачем мне уходить. Ну, там, кофе попить, покушать, погулять. Я не оставляю моего мужа в беде, сказала я. Я выпью кофе вместе с ним или обойдусь без кофе. Тогда полицейский участок в полном составе пожал руки мне и супругу.

Постепенно ситуация начала проясняться. В вину вменялись не столько сами беспорядки, сколько причинение материального ущерба в виде разбитого оборудования. Надо будет заплатить, сказали нам. Мы спросили, сколько. Примерно 1200 евро, сейчас приедет человек, который сможет оценить точнее. Таких денег у нас не было даже вместе наличкой и на карточке. Тогда придётся сесть в тюрьму, сказал Самый Главный Начальник и показал толстую книгу законов. Неожиданно муж оживился. А сколько придётся сидеть? Два-три месяца? Это хорошо, я слышал, у вас тут очень хорошие тюрьмы. И отдохну, и язык поучу, и деньги сэкономим. Главный Начальник покраснел и заявил, что не посадит его в тюрьму. А если я откажусь платить? – продолжал троллить супруг. Главный Начальник собрал новое экстренное совещание.

В это время приехал ещё один гражданский, пожал нам руки и извинился за то, что ему приходится выступать в неприятной роли человека, требующего денег. Он поставщик некоего спецоборудования, которое было приведено в полную негодность и должно быть заменено. Он в курсе нашей истории и не будет брать полную стоимость оборудования, только ту цену, за которую он сам закупает его у производителя. В доказательство он показал накладные, по ним выходило 500 евро. Что делать? – спросил муж. Я сказала, всё зависит от того, как долго ты хочешь оставаться в этой стране. Придётся платить, решил муж. Полицейское отделение вздохнуло с облегчением.

После расчета выяснилось, что они заранее написали два разных протокола, один на случай, если мы не заплатим и придётся задействовать Толстую Книгу Законов, а другой на случай полюбовного соглашения и первый протокол они только что порвали. Я ну никак не ожидала от швейцарской правоохранительной системы такой восточной изворотливости!

Потом мы все попрощались, многократно пожали друг другу руки и разошлись, а позже двое полицейских догнали нас. Нам нужно просто патрулировать здесь, так лучше мы вам поможем, сказали они. Благодаря их жетонам мы везде проходили без очереди, быстро забрали багаж, купили билет на ближайший рейс и практически без проверок прошли на проверку. Билеты были значительно дешевле утренних и оставшейся денюжки на них как раз хватило. Брали билеты у той самой тётеньки, которая так некрасиво повела себя утром. В этот раз супруг с ней помирился и они даже обнялись на прощанье.

http://bipolardizorder.livejournal.com/71747.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply