Призраки несыгранных нот

ghosts

Вчера вечером у открытого окна собирала очередную игрушку. В ноутбуке Мерлин спасал Камелот, а мысли присутствовали где-то поверх всего происходящего.

И вдруг, сквозь голоса героев новый звук. Прислушиваюсь - саксофон. На улице. Живой. Изредка путающийся и сбивающийся. Выключаю звук, замираю, слушаю. Из темноты доносится до меня мелодия битловского Yesterday.

Сижу, затаив дыхание. Только за спиной устало рычит холодильник, а из окна, из темноты, доносятся звуки.

Безумно хочется выйти и посмотреть, кто это. Но нельзя. Высока вероятность, что это всего лишь привидения из театра напротив не могут уснуть и развлекают себя как могут.
А если не привидения? Значит самая обыкновенная магия. А тогда уж точно нельзя выходить и смотреть. От взгляда любопытства все только поломается. Я то умная, я знаю.

Так что сижу. Слушаю. Иногда даже дышу. Иногда.

И как дельфины, оседлавшие волны нот, подбираются ко мне, вкрадчиво и неторопливо, совсем другие воспоминания...

В первом из них я иду вдоль набережной Сены. Уже почти темно, зажглись огни фонарей, звуки речных трамвайчиков почти стихли. Вслед за ними все реже становятся звуки проезжающих машин. Мне хорошо, безумно хорошо.

В какой-то момент я понимаю, что уже давно слышу что-то. Странные звуки.
Кажется, саксофон? Но где?
Поворачиваю в одну сторону, делаю несколько шагов - музыка становится тише. Меняю направление, отыскивая, откуда слышно лучше.
Как собака беру след, ускоряю шаг.
Звуки становятся все отчетливее.
Я уже уверена, что слышу их, а не наслаждаюсь вовремя подоспевшими к настроению галлюцинациями.
Звуки отпрыгивают от каменных стен набережной, ныряют за мной в туннели под мостами, отскакивают от поверхности реки и замирают на окнах стоящих у воды домов.

В темноте я почти не узнаю город. Здесь все по другому. Но заблудиться не боюсь, мне не нужны карты.
Ну вот, почти пришла. Сворачиваю в арку у дома с потухшими окнами - здесь.

В высоких сводах каменной арки резонирует:

Высокий стройный мужчина стоит, почти прислонившись к стене. Играет.
Акустика арки усиливает звуки, повторяет их, оглушительно переигрывает где-то под самым потолком, в темноте.
Замерев, стою. Смотрю и слушаю.

Глупые понятия "приличности" не разрешают стоять и долго "пялиться". Достаю монетки, Аккуратно кладу в кофр саксофона, получаю улыбку в ответ и смущенно прохожу сквозь арку.
Но уйти не могу. Прячусь за оградой и слушаю. Прижимаюсь к холодному серому камню опоры затылком. Не шевелюсь.

Мелодия заканчивается, музыка замолкает на некоторое время. Надо идти.
Делаю несколько шагов вперед. Музыка уже догоняет меня новой мелодией. Но я почти не слышу.
Теперь мои органы чувств сосредоточились в зрении: на темно-синем бархате низкого осеннего неба вспыхивают разноцветные фонарики. Иду, неуверенно, как на свет болотных огоньков.
А их все больше, они ярче. Теперь уже везде. Будто звездному небу надоело скучать далеко и в одиночестве, оно надумало спуститься и окутать собой таких забавных человеков.

Медленно приходит понимание, что как Крысолов заманил меня саксофонист во двор Лувра. Фонарики над головой и впереди - это игрушки, которые подбрасывают высоко в воздух торговцы сувенирами. Игрушки светятся в воздухе, в темноте. Отражаются от темных окон высокого колодца двора Лувра, играют на гранях большой пирамиды, подмигивают из треугольников-фонтанов у ног. Забавляясь, перемешиваются со звездами. Вместе с холодной водой скатываются из каменных чаш вниз.

Волшебно? Да.
Будто рой светящихся фей Динь-Динь одновременно атаковал со всех сторон. Под тягучий блюз саксофона...

______________________________________________________________

Второе воспоминание нагоняет первое. В нем тоже Париж, но спустя два года после рассказанной выше истории.
Теплый вечер одного из последних дней лета.
И последний день в Париже.
Мы стоим под самой крышей небоскреба Монпарнасс и смотрим, как на город опускается вечер. И загорается Эйфелева башня.

DSC_0298

В момент, когда Башня начинает переливаться огнями, Д. не выдерживает. И мы уже несемся к лифту, потом к метро...

От самых ярких моментов в жизни редко остаются фотографии. Закон подлости природы. Но мне повезло. Этот рассказ я могу сопроводить иллюстрациями.

Когда мы вынырнули со станции метро в густую темноту, ее сложно было не заметить.

DSC_0303 DSC_0304

Д. тут же достал фотоаппарат и остановился, примериваясь и ворча, что мы опять поленились "таскать за собой" штатив. Я потянула его за рукав: "ну горит и горит, никуда она от нас не убежит. А тут есть ракурсы и получше. Пойдем же, пойдем!".
Шаг сам собой почти перешел в бег. Слегка запыхавшись, спустя минут 10 мы оказались прямо перед ней.

Вот только подмигивать Парижская Дама уже поленилась: переливающиеся, словно на новогодней елке, огни были выключены.

DSC_0306 DSC_0307

Хорошо, мы подождем.

Башня завораживала. Сейчас, в темноте, как никогда была она похожа на тонкие ажурные кружева. Хрупкие, тонкие нити застывшей карамели, переплетенные искусным кондитером в замысловатые узоры.

DSC_0308

DSC_0313 DSC_0321

DSC_0312

DSC_0314

DSC_0319

DSC_0320

Был виден каждый ее механизм, и люди-фонарики, поднимающиеся пешком вверх по лестницам. Почему фонарики? Каждую секунду то тут, то там на лестницах выстреливали вспышки фотоаппаратов, так что даже с отключенной "елочной" подсветкой Башня постоянно переливалась.

Я стояла, задрав голову, и не могла оторваться. Движение нитей внутри сплетения металла гипнотизировало. Кажется, они настолько непрочные, несерьезные.

DSC_0323

С сожалением оглядывая огромную толпу у входа к лифтам и лестницам и совершенно пустые маленькие воротца для преобревших билеты наверх через интернет, вспомнила, что пыталась купить такие билеты еще в апреле. В апреле. На конец августа. Ближайшей свободной датой был... конец ноября.

Подняться наверх очень хотелось.
Д. сходил на разведку к кассам - стоять предстояло далеко не один час. А скоро закрытие. От идеи пришлось отказаться.

В ожидании начала нового этапа светового шоу мы неспешно бродили по дорожкам. Париж, ночь, Башня над головой и дорогой человек рядом. Вот этого последнего компонента мне так не хватало в первый приезд. Тогда мысленно я договаривалась со Вселенной, что в следующий раз мне, пожалуйста, весь коктейль в сборе:) Кажется, меня послушали.

Вот отсюда мы смотрели на башню сначала - небоскреб Монпарнас. Он ОЧЕНЬ далеко от этого места.

DSC_0324 DSC_0325

Лифты, движущиеся внутри опор.

DSC_0328

Жизнь у подножия Башни.

DSC_0335

Каждый раз, как смотрю на нее, не могу себе представить, что против нее было столько демонстраций, столько протестов, столько высказываний и насмешек от знаменитых людей. Официальный протест, подписанный более чем 300 писателями и художниками города, гласил:

"На протяжении 20 лет мы будем вынуждены смотреть на отвратительную тень ненавистной колонны из железа и винтов, простирающейся над городом, как чернильная клякса".
(да, показать бы ребятам памятник Сталину в Праге, то-то бы они сразу поутихли и смирились. И разобрались бы в истинном значении словосочетания "довлеющая громадина")

(Срок в 20 лет это тот срок, что дали власти города Эйфелю и после которых должен был быть осуществлен демонтаж башни. Что, кстати, очень любопытно, ибо википедия также говорит, что Эйфель получил башню в аренду на первые 25 лет после постройки. (Позже он продлял аренду еще на 70 лет.))

Самым известным и цитируемым высказыванием в адрес Железной Дамы можно назвать слова Ги де Мопассана, который регулярно обедал в ресторане на первом уровне башни. На вопрос, зачем он это делает, если башня ему не по душе, писатель отвечал: «Это единственное место во всём огромном Париже, откуда её не видно».

Одновременно я и понимаю их, так как с такой же осторожностью и неприятием отношусь ко всему новому. Здесь же история уже расставила все по своим местам. Хотя, я думаю, найдутся и по сей день французы, считающие главный символ Франции незаслуживающим такого почетного звания.

Для полной картинки из романтических фильмов мне в тот момент не хватало разве что музыки и отсутствия настойчивых арабов, предлагающих шампанское-пиво-розы-сигареты-всечтодушеугодно. Но музыку можно включить и в голове, а продавцов "выключить" из поля восприятия. Тоже мне проблема:)

DSC_0336 DSC_0337

DSC_0338 DSC_0358

DSC_0341

DSC_0344 DSC_0351

DSC_0374

DSC_0377 DSC_0380

Отходя все дальше, в какой-то момент выбрели к странному монументу. На первый взгляд обычная не очень большая колонна, под внимательным взглядом открывала тонкие узоры, рисунки, чертежи, надписи. Света фонарей и полной луны было слишком мало, чтобы разобрать их на месте. Так что сейчас рассматриваю уже на фотографиях под светом вспышки.

DSC_0384 DSC_0385

Насколько я помню, в текстах говорилось что-то о Французской Республике и ее становлении. Но могу ошибаться. Фотографий с текстом нет, память плохая, а сообразить, где он находится даже с помощью 3D-гуглокарт я уже не смогу. Но если кто-то знает чуть подробнее - буду признательна за рассказ.

Треугольник на фотографии справа вызвал воспоминания о "Коде да Винчи" и описанных в нем механизмах-загадках и масонских тайнах.

DSC_0386 DSC_0387

DSC_0391

DSC_0392

DSC_0394

DSC_0395

Поняв, что становится уже холодно, а Башня вновь "играть в елочку" по-прежнему не собирается, мы развернулись и пошли к Сене, в сторону ближайшей станции метро.

По закону подлости стоило нам лишь зайти за дома, как включилась долгожданная иллюминация.
Д. скорее начал доставать уже убранный в рюкзак фотоаппарат, а я посмотрела на часы, и меня разобрал смех: две минуты двенадцатого. Экономные французы включали дополнительную иллюминацию один раз в час и всего на 5 минут.

DSC_0407 DSC_0408

Фотографии не могут передать и части великолепия Кружевной Красотки в этот момент. Поэтому, кто не видел лично, срочно собирать чемоданы и вперед! Без никаких отговорок.

DSC_0412 DSC_0415

Эти два воспоминания о Париже - одни из самых ярких. Описав их здесь и сейчас, я надеюсь поддерживать нестертыми и их подробности.

Последние пару недель Париж вновь преследует меня.
Внезапно, когда иду по улице, я вдруг ощущаю его запах (эй, бывалые, не смейтесь, я говорю вовсе не про обос обписанные подворотни, а про сам запах воздуха).
Я чувствую его в запахе кофе из кофейни, в свете уличных фонарей, в шуме засыпающего города, в мелодиях уличных музыкантов.
Мне даже мерещится французская речь на улицах.

В общем не осталось у меня иного выбора, как только вновь взяться за свои старые конспекты и учебники.

Париж, ждешь? Я готовлюсь к новой встрече.

______________________________________________________________________

Начала писать этот пост больше недели назад. Но такая напала на меня лень и неохота, что зависла на полуслове и отложила все. Ну кабачок я, что тут еще скажешь.

http://thornni.livejournal.com/35921.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , ,

Leave a Reply