Как я провел этим уикендом.

В голове второй день пульсирует мигрень, придавая моему лицу некую отстраненность от реальности.

Мигрень вообще украшает, конечно, если нет других украшений. Например, при мигрени очень трудно разговаривать. Каждое слово нужно сложить из букв, которые почему-то летают в голове разрозненно, ударяясь о глаза, только изнутри. Особенно ударяются в правый глаз, и в нем немедленно вспыхивает красная точка и тяжесть.

Буквы летают. Точки пульсируют. А потом эти буквы, сложенные в слово нужно как-то еще и произнести.
Не всегда получается.
И я сижу с улыбкой Моны Лизы.
Кажется, что загадошная, а я нет.  У меня просто мигрень.
Кстати, может, быть я на пороге великого открытия! А вдруг! У! Моны! Лизы! Была! МИГРЕНЬ! А? Как я вам? Отож. Всё гениальное просто.
Все думали, что она загадошная, а у нее просто болела бошка. А ей велел Леонардо. Весь из себя такой, художник, в беретике, в шарфе, в куртке, перепецканой красками, смотрит на Мону и говорит. Мол, выше подбородок подними. Да, что ты как истукан сидишь? Улыбайся! Не на паспорт же я тебя рисую! Глаза не опускай! Не опускай, говорю, глаза! А? Что? Ничего не знаю, у вас, у женщин вечно в самый неподходящий момент голова болит. А мне картину надо закончить. Потерпи. И так четыре года, если не дольше. Крыша же может уехать, если все четыре года мигренью страдать.
Не зря же автор биографии Леонардо да Винчи, писал: «Между прочим, Леонардо прибег к следующему приему: так как мона Лиза была очень красива, то во время писания портрета он держал людей, которые играли на лире или пели, и тут постоянно были шуты, поддерживавшие в ней веселость и удалявшие меланхолию, которую обычно сообщает живопись выполняемым портретам. У Леонардо же в этом произведении улыбка дана столь приятной, что кажется, будто бы созерцаешь скорее божественное, нежели человеческое существо; самый же портрет почитается произведением необычайным, ибо и сама жизнь не могла бы быть иной».
Ну, не знаю. У меня когда мигрень, то все шуты, лиры и прочие веселости идут нафиг.
Ах, да. Я же хотела про Викторию. Не, ту, которая победа, а ту, которая королева британская. То есть она же и город на острове. Или полуострове, у меня мигрень, и по географии крепкая четыре с минусом.
Ладно. Смотрите сами.


Вчера был совершенно ненормальный закат. Сине-розовый. Совсем не акварельный, скорее похож на написанный теплыми акриловыми красками.

Такая была умиротворенность, что даже мигрень немного сдалась и ушла куда-то в затылок.

Небо! Девушка, облака.

Снимала издалека - это здание парламента. Я его уже показывала однажды. А вчера сняла именно на фоне розовых облаков. Извинити за какчество фото. Или ручки такие, или купите мне фотоаппарат!

Вот, тот же парламент, только с лошадкой, везущей, ну, не хвороста воз, а туристок.

А это в ночи. Опять же, снимала издалека, на телефон. Сори эбаут ыт.

Яхту видите? Вооон ту, белую. Правильно. Кто-то из русских олегархов приплыл. Но кто, никто не знает. Но уважительно говорят, мол, рашин яхта.

Мартини lemon drop - очень помогает при мигрени. Проверено на себе. А не то, что там шуты разные и арфы.

Спасибопожалуста.
Требывайте показа чайной церемонии и Бутчерских садов. Их есть у меня. Немножко, но есть.

http://iva-no-va.livejournal.com/804927.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply