История с продолжением…

               ***

Эти сутки я провела с Ней.

И вот Она стоит на перроне и пишет мне на стекле «не грусти», «я вернусь..». я киваю и улыбаюсь, но соленые слезы уже начали греть замерзшие щеки, и ком в горле не дает вздохнуть, а всхлипывать на весь вагон, чтобы вздохнуть поглубже, было просто неприлично..

Я тону в ее глазах. В них я вижу свои.. Свою любовь, свою душу, себя. Я перестала справляться со своими эмоциями, и не обращала внимания на окружающих, я топила грусть в слезах..

Еще когда она стояла рядом в последние минуты, сердце прыгало безумно. оно не хотело уезжать. Сейчас… стоя по другую сторону стекла, я его не чувствовала. Его как будто не было…

               ***

               Москва встретила меня холодно. Я вышла на перрон и почувствовала себя безумно одинокой. Мое сердце трепыхалось, ища направление в котором ему стоит биться. Каждый шаг мне давался с усилием, настолько мне был противен этот город.

               Я знала дорогу, и, собрав всю свою силу воли и положив сердце в самую теплую коробочку, я отправилась навстречу холодному ветру…

               Не успела я дойти до вокзала, как мне позвонила Она. Объяснив ей, что после выхода из метро ей нужно повернуть направо и идти сзади вокзала, я остановилась, и стала ждать душу, преданную НЕ этому черствому городу. Я даже немного отучилась от Нее, но не удивилась, когда «сзади вокзала»она оценила относительно себя, т. е. пошла вокруг вокзала.

               6:40 утра. На улице еще темно. Смотрю навстречу ледяному ветру, в поисках родного силуэта…Я не ожидала, что Она будет в белом. В какую бы одежду Она не оделась, в какой бы цвет не покрасилась, она всегда будет для меня черной кошкой…

               ***

               Метро. В детстве оно казалось мне более интересным и красочным. Наверно сейчас моя жизнь настолько яркая, что даже московское подземелье, куда иностранцы ходят на экскурсии, казалось мне не достойным внимания.

               Я почти не следила за дорогой… я была увлечена Ей. Мы ехали на метро, на автобусе, пешком. Она хорошо ориентировалась, и точно знала куда идти. В тепло.

               В общаге нам пришлось заплатить 100р, чтобы меня пропустили. Там главный – армянин, у которого, похоже, «дважды два – это ну где-то сэмь или восэмь». Наверно это нормально.

               Мне не терпелось отдать ей подарок, который она упорно не замечала по неизвестной мне причине… В комнате царила тишина и теплота. Соседка Оля мирно спала под очень теплым одеялом… мне даже завидно стало…

               Пока Мура ставила чайник, я на свой страх и риск разбудить ангела под одеялом, все же рискнула пошуршать упаковкой… Войдя в комнату Она увидела белоснежную орхидею  в белоснежном  горшке…Надеюсь именно о такой на мечтала…

               Разговорившись, я узнала, что в соседнем парке очень много белок, которые дружелюбно относятся к людям. Я загорелась. Правда мой жар немного погасил голод, поэтому пришлось перехватить печенек..

               Идти до парка было не далеко, но ледяной ветер препятствовал каждому шагу, с каждой секундой замораживая еще миллион клеточек… Чтобы не замечать этого я полностью переключилась на разговор. Она показала все учебные/практические корпуса, свои любимые аудитории, свои впечатления от учителей. Пока она говорила, я изо всех сил старалась приобщиться к этому месту, запустить частичку себя в эту чужую для нее ауру. Я хотела ей хоть чем-то помочь, ведь здесь ей предстоит учиться 5 лет, хотя она это еще не до конца осмыслила, как и то, что я буду архитектором…

               Я рассказывала ей про все ордра, встретившиеся у нас на пути…

               ***

               Дойдя до парка, мы решили лишь пройти вдоль забора и вернуться, так как уже ничто не отвлекало нас от холода, но, зайдя за ограду, мы ощутили, что стало теплее. Отсутствовал ветер. И мы, воодушевленные этим, нашли в себе силы пройти этот парк насквозь.

               …Белки не захотели со мной познакомиться…То ли в виду холода, то ли я им не приглянулась. Зато каждое дерево, со своим порядковым номером (это оказался парк-заповедник) меня поприветствовало.

***

Мы шли пешком, ехали на автобусе, на метро и на метро. От поездов уже глаза скатывались в кучу. За это время я два раза попыталась купить журнал в ларьке. Неудачно. Оба были на учете. Совпадения наверно. В разных-то концах Москвы.

Мы вышли на Смоленской. Арбат был по ту сторону огромной улицы. Мы нашли указатель и подземный переход. Не смейтесь даже. Мы конечно же перешли не на ту сторону.

Попав на Арбат, мне в глаза бросилось очень интересное здание, которое я тут же решила запечатлеть.

 

 

 Пока я выбирала самый интересный ракурс ко мне подошел пьяный мужик и стал звать в Паб (наверно именно его я фотографировала) за красивыми фотографиями и т.д. Несмотря на то, что я была в огромном, жестоком, чужом городе, мне не было страшно. Во мне моментально включился папин голос: «так, иди куда шел!», «Слушай, иди отсюда!». Ему нечего было мне возразить, и он пошел дальше, испугал криком старушку и громко засмеялся на всю улицу.

Ему не удалось испортить мне настроение, я пожалела этого больного человека.

На нашем пути встретилось одно очень удивительное здание. Оно было красиво украшено, но поразило меня другое… на нем были полуколонны БЕЗ СТИЛЯ ВООБЩЕ! Как так? Спросите вы.. А вот представьте, у колонны снизу вверх: база с листелем присутствую, ствол с энтазисом тоже на месте, а вот ни астрагала, ни капители просто нет! Сверху просто лежит прямоугольный параллепипед! Представляете?

***

Дойдя наконец  до Макдональдса ( на часах было уже 12), мы обрадовались и успокоились, но мы даже не подозревали, что тут нас ждет самое интересное…

Закупившись впрок, а мы намеревались засесть тут на долго, мы пошли искать свободный уютный уголок. Во время поиска, нас позабавила спящая прямо на столе девушка с опрокинутым стаканом коллы. Оглянувшись внимательней, мы обнаружили спящими не ее одну, причем все уснувшие были в разных концах огромного зала.

В итоге мы заняли единственный свободный стол.  Через один слева от меня я увидела пару, причем девушка, ну если и не была «обдолбанная», то была просто в НИКАКОМ состоянии. Она спала, ну или приходила в себя, лежа на столе. Молодой человек покровительственно и с сочувствием гладил ее по голове и что-то шептал ей на ухо, хотя она никак на него не реагировала.

Прямо напротив сидел мужчина в меховом капюшоне с бутылкой «Есентуков». Кроме этого на его столе больше ничего не было… и что вы думаете он делал? Да-да, как бы это не выглядело парадоксально, он тоже спал, правда, облокотившись на соседнюю стенку.

Мы чувствовали себя как в притоне.

Посмеявшись над этим мы не на долго выпали из реальности, погрузившись друг в друга, но дальше – веселее.

За соседний левый столик пришел и сел мужчина, лет шестидесяти с виду, в бледно-зеленом плаще, в насыщенно-зеленом пиджаке, в коричневых брюках и в фуражке в крупную клетку. С собой он принес большую спортивную сумку, пакет, вынул две книги, и долго сидел, так ничего и не купив.

Ладно.

Когда в течение двадцати минут он два раза куда-то отходил минут на 5-10 каждый раз, мы не обращали на него внимания. Но когда он пошел четвертый раз – мы уже начали откровенно смеяться. Вернувшись, он посидел еще какое-то время, оделся, собрался, и ушел.

Та, «милая» пара и «дядя с Есентуками», так и оставались неподвижными, ну разве что у дяди открылся рот, в следствие запрокинутой назад головы.

Нам было  смешно.

 

Мы разговаривали, иногда прерываясь, и, зависая, разглядывали друг друга. Мы даже не заметили как этот, в зеленом пиджаке, вернулся. Он сел уже за другой стол. Не было его минут 40, а то и целый час. Первым делом он снял пальто, выложил книги и, не поверите, снова куда-то ушел… странные вещи творились вокруг нас..

***       

               Вы знаете, на рыбалку берут такие складные стулья с натянутой на ножки тряпичной седушкой? Представили? Так вот вы не поверите! Вернувшись минут через 7, этот человек в зеленом пиджаке, достал из пакета такой вот стул и начал делать к нему седушку… ИЗ СКОТЧА!!!!

               Нас вынесло от этого дурдома.. причем он с таким серьезным видом это делал, как будто именно для этого и предназначался изначально Макдональдс! …к сожалению, в тот момент я не сориентировалась и не запечатлела этот момент… нам стоило стольких усилий не смеяться на весь зал... это просто что-то с чем-то.

Нет, ну представьте, мужчина в возрасте, смешно одет, бесконечно прогуливаясь по Макдональдсу вдруг достает из пакета стул и начинает его скотчем обматывать! Нет, ну вот как это называется?

Мура сидела спиной, и сначала слышала только звук скотча, ну и мои подавленные истерические смешки… Но не тут то было…

               Вы знаете тот злобный смех как из мультиков, такой низкий, утробный, наигранный..

Так вот, в процессе этого занятия, в смысле обматывания скотчем табуретки рыболова с умным видом, он вдруг начинает вот именно так смеяться… а потом бормотать себе что-то под нос..

Мура этого не слышала из-за моего громкого смеха… но вскоре и она присоединилась к моему посмешищу.

Это зрелище длилось минут 15-20… и что, вы думаете, случилось потом? Он убрал стул обратно в пакет, открыл книгу, почитал ее минут несколько,

 встал, оставив, как всегда, свои вещи и ушел…

Мы уже перестали обращать на него внимание и периодически удивлялись его появлениям и очередным уходам. Мы посчитали в итоге, он уходил-приходил 11 раз! Причем каждый раз он отсутствовал минут по 5-10

Девушка из той «милой» пары начинала потихоньку приходить в себя, Макдональдс медленно, но верно оживал… Да, мы надолго оставили без внимания дядю «в капюшоне». Ну в принципе и обращать внимания то было не на что, но в один прекрасный момент, он встал, и еле-еле передвигая ногами пошел к выходу. Ну пошел и пошел. Ну оставил Есентуки и оставил, но через несколько минут я заметила, что на его столе кроме этой бутылки, лежала его фуражка, которой когда он спал, на столе в принципе не было!!

 

Через 10-15 минут он вернулся, надел фуражку, и, что вы думаете, он сделал дальше?! ОН УСНУЛ!!!!!

Просто удивительный город… Удивительные люди…

               Мура ушла в дамскую комнату, хотя эту «сеть бесплатных туалетов» таким именем называть совсем не хочется. Так вот, Она ушла, а я задумалась о чем то своем, смотрю вперед, в пустоту.. смотрю, на мой взор натыкаются длинные худые ноги в красиво обтягивающих джинсах, скольжу взглядом выше, смотрю, длинноногая Фифа какая-то в шарфике, очках, не скажу что на пафосе, но что-то в ней есть, и тут… просто через долю секунды я узнаю знакомые черты лица… Я не узнала МУРУ, которая всего пару минут назад сидела передо мной..

Мало того, что после этого на моем лице явно читалась некая растерянность, так она еще и выдает мне такой текст: «прикинь, иду я сейчас по коридору, ну по этому (показывает руками какой он длинный), который в туалет, идут значит два мальчика. Ну, класс первый, ну МАКСИМУМ второй. Ну короче шантрапа шантрапой! идут значит, и один говорит: «ну вот как ты считаешь? М? По-моему очень умно, да… умно..» а второй ему отвечает: «Ну да, логично…»» и все это с такой интонацией наигранной. Нет, ну с мыслью о притоне мы уже смирились, а тут два мелких парня такие речи толкают..

Да, было еще одно открытие по поводу Макдональдса.

               Купив много еды, чизбургеры мы оставили на последний час. Они как можно догадаться остыли. Я без задней мысли, взяла эти два несчастных чизбургера и пошла на кассу попросить их разогреть, но и тут меня ожидал подвох… В МАКДОНАЛЬДСЕ НЕТ МИКРОВОЛНОВКИ! На весь огромный МакДак ни одной представляете?! Пришлось мне на этот чизбургер выливать соус «барбекью» чтобы он стал хоть чуточку вкуснее. Мура свой есть не стала.

Выйдя из Макдональдса мы пошли в метро. Тут я увидела еще один газетный ларек, и без задней мысли, совершенно не ожидая никакого подвоха, решила все-таки купить себе в поезд журнал…

Подойдя к этому окошку, и увидев надпись «Учет», я начала ругать этот город, как говорится, на всю Ивановскую, и мне было совершенно наплевать на удивленные взгляды прохожих. Это было смешно.

Ладно. Зашли в метро. Едем болтаем, а ехать всего две остановки. Но как мы заметили, как мы не пытались сосредоточиться и послушать какая же это станция – я всегда начинала говорить одновременно с этим голосом, который станции объявляет. Так вот когда нам нужно было выходить на Таганке (это немного не по контексту, я просто не помню в какой именно период времени нам это нужно, было) я как всегда начала говорить одновременно с диктором, и опомнились мы уже когда поезд стоял с открытыми дверьми. Надо было видеть выражение лица Муры, когда она решала выпрыгивать нам сейчас или ждать следующую станцию. В итоге мы выпрыгнули в последний момент, и оказали правы. Мы оказались на Таганке.

Приехали на Курскую, зашли в Атриум, пошатались по магазинам, в итоге приземлились на food cord-е. здесь мы уже болтали мало… то ли вокруг не было ничего особо интересного, то ли мы просто наслаждались моментом. Мы молча смотрели друг другу в глаза…

               Поезд мы нашли с первой попытки (в отличие от выхода из Атриума). У меня был первый, самый-самый последний вагон… было жутко холодно, ветер.. так мы прошли 12 вагонов и пришли в последний первый)

               Мы нашли мое место и вышли в тамбур. «долгие проводы – горькие слезы». Как мне хотелось ее выгнать… но она все не уходила, приговаривая «куда ж ты от меня уезжаешь..?» сквозь ком в горле я ответила что еду домой, на что она просила не говорить ей об этом… Я пообещала передать от нее привет каждой улочке нашего города, я обещала не грустить.. я даже почти сдерживала слезы, ведь я уезжаю из места, где мне хорошо, и неизвестно когда еще к нему вернусь, ну или когда еще оно приедет ко мне. Этот день пролетел так быстро, я столько не успела сказать, столько не успела запомнить на ее лице, о стольком забыла спросить…

 

***

И вот Она стоит на перроне и пишет мне на стекле «не грусти», «я вернусь..». я киваю и улыбаюсь, но соленые слезы уже начали греть замерзшие щеки, и ком в горле не дает вздохнуть, а всхлипывать навесь вагон, чтобы вздохнуть поглубже, было просто неприлично..

Я тону в ее глазах. В них я вижу свои.. Свою любовь, свою душу, себя. Я перестала справляться со своими эмоциями, я не обращала внимания на окружающих, я топила грусть в слезах..

Еще когда она стояла рядом в последние минуты, сердце прыгало безумно. оно не хотело уезжать. Сейчас… стоя по другую сторону стекла я его не чувствовала. Его как будто не было…

              

               Поезд тронулся, Она шла за ним сколько могла, сколько успевала. Одна. На морозе. В чужом и жестоком городе.

…Она исчезла из виду. И часть моего сердца исчезла вместе с ней…

http://eznankalubimaya.livejournal.com/833.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply